szturman (szturman) wrote,
szturman
szturman

Categories:

Шмальцовництво (Szmalcownictwo)

Периодически в польских источниках встречаю термин Szmalcownictwo (в соответствии с нормами польского языка, ударение за редким исключением ставится на предпоследний слог, поэтому ударение ставим на букву "и" - примечание szturman).
Задумался, а многие ли из нас знают, что поляки подразумевают под этим словом? По этой причине и решил написать.

Шмальцовник - жаргонное слово, которое в Польше перед Второй Мировой войной имело несколько похожих значений: контрабандист, скупщик краденого или взяточник.

В период немецкой оккупации это слово приобрело новое, уничижительное значение, как определение человека, добивающегося выкупа от укрывающихся евреев и помогающих им поляков, или доносившего на них за деньги оккупационным властям.

Явление шмальцовництва трактовалось Армией Крайовой как акт предательства и каралось смертью. Статья I п.1 Указа "Польского Комитета Национального Освобождения" ("Polski Komitet Wyzwolenia Narodowego" - PKWN) от 31 августа 1944 года "О мере наказания для фашистских преступников и предателей польского народа" преследовал шмальцовництво как преступление, которое не теряет силу за давностью.
(Источник: http://pl.wikipedia.org/wiki/Szmalcownik)


Шмальцовницство (Szmalcownictwo)
Шмальцовництвом названы подлые поступки, основанные на извлечении выгоды и шантаже евреев, находящихся под угрозой смерти. Шантажистов называли шмальцовниками (от польского «szmal» – монета; прибыль – прим. szturman).

Приведу отрывок из книги (глава называется "Чёрное нёбо") "Холокост по-бандеровски". Автор - поляк Эдвард Прус.
Издательство NORTOM (www.nortom.pl): 53-304, Wrocław, ul. Sanocka, 15/ 17.
Tel./fax: (+4871) 367-76-88, (+4871) 349-17-18.

"Чёрное нёбо"

После ликвидации гетт для бандеровцев наступил «новый этап» в убийствах евреев. Делали это уже самостоятельно, прочёсывая леса и разыскивая еврейские укрытия. Очень часто это делали при помощи украинского населения, которое надеялось на богатую добычу, оставленную в тайниках после евреев. Таких шакалов здесь называли людьми с «чёрным нёбом».

«Много евреев – вспоминает доктор Милх, – которые не имели убежища…, а часто на этих бедняг, даже стариков и матерей с грудными младенцами, нападали украинские бандиты, избивая их и забирая всё, не раз раздевали донага, а когда украинский полицейский встречал таких, то убивал на месте».

Бандеровцам, рыскающим в лесах, помогала легальная украинская полиция.
Много свидетелей этого нового преступления уже брали голос на страницах польских писем, вот голос Владислава Жолновского из Брежан. Он пишет о 70 евреях, укрывающихся в лесу. «Холодно и голодно. Евреи начали выходить из леса к ямам с картофелем… Были слежки. Сначала бандеровцы застрелили двоих в Ступнике у реки. Потом в марте 1944 года… в Гуту пришли семь вооружённых мужчин, говорящих по-украински. Вторглись в дом Францишека Шлахетко и забрали его в лес. Там его избили так, что оставил на снегу кровавые следы… Бандиты убили тридцать пять человек, в том числе женщин и детей. Это видел из укрытия с расстояния триста метров Марьян Негребецки. Евреи были захвачены врасплох – вспоминает Марьян. – Им приказали выйти и построиться гуськом, а головами прислониться друг к другу. Таким образом одной пулей убили несколько человек…
После совершения этого убийства в лесу около землянок, вспоминает дальше Марьян, семь бандеровцев вместе с дочерью раввина из Нарайова и Францишеком Шлахетко пошли лесом на его южную сторону – проводили на просеку до села Рогатин. Там бандеровцы убили дочь раввина. Немного дальше – Францишека Шлахетко…». ( «Небо и ад моей земли», 1992).

Вот таким трагичным образом еврейская кровь дочери раввина и польская кровь Францишека Шлахетко слились в одну струю и обе впитались в плодородную землю Восточной Малой Польши, как доказательство на все времена преступления геноцида, совершённого на польском и еврейском народах, проживающих здесь с давних пор.

Украинские националисты привели в движение целую плеяду «выявителей» и «вылавливателей», задачей которых являлось обнаружение укрывающихся евреев или в лесных укрытиях, или в польских жилищах и донесение о них оккупационным немецко-украинским властям или непосредственно в службу безопасности ОУН-УПА (OUN-UPA). Имеются неопровержимые доказательства этого.

Вот некоторые из них: «Немцы в 1942 – 1943 гг. на территории повята (тарнопольского) совершили так называемое решение еврейского вопроса, убив свыше 18 тысяч евреев. В этом активное участие приняла украинская полиция, а также украинские шовинисты-бандеровцы. Эти последние особенно помогали в вылавливании убежавших и укрывающихся евреев. После убийства евреев руководство ОУН и УПА, поддерживавшее деятельность Германии и участвовавшее в этом геноциде, все свои силы и средства направило на борьбу с польским населением». («На Рубеже», №26, 1998).

Именно польское население укрывало евреев не только по поручению своих подпольных властей, но также своей католической Церкви. «Самые большие потери понесло (в Турце) еврейское население. Уже в 1941 году немцы основали в Турце гетто. В 1942 году убито около 4 тысяч евреев. Несколько сот человек убежало в лес, где им достаточно долго удавалось прятаться. Их вылавливали украинские крестьяне и украинская полиция, некоторых убили тотчас же, других проводили в полицейские участки или отдали в руки немцев». («На Рубеже», №29, 1998).

Свидетельствует уцелевший еврей Альфред Стейнгардт: «В 1941 году евреи были собраны в гетто в Турце и частично там убиты, остальных отправили в лагерь смерти в Белжец. Несколько десятков евреев спрятались в окрестных лесах. Их вылавливанием занимался местный участок украинской полиции, используя помощь украинских крестьян и бандеровских отрядов из состава УПА. Им удалось выловить 40 евреев, которых убили. Только небольшое количество евреев пережило это пекло». (Там же).

Лежанув, гмина Сенява. «Октябрь 1942 года. Украинская полиция убила 12 человек, в то числе 8 евреев и 4 поляков (семью), у которых прятались евреи. Все были похоронены на поле поблизости реки Сан (фамилии не установлены)». («На Рубеже», №33 (34), 1999).

Довольно много примеров о существовании и деятельности «вылавливателей» находятся в трёх книгах Эдварда Гросса и в «Бржежанском триптихе» Збигнева Русинского. Э.Гросс подчёркивает: «Утверждают даже, что для евреев, которые убежали в лес и там проживали в землянках с целыми семьями, более опасными были украинские националисты, чем немцы. Потому что немцы не искали евреев в лесах, это делали украинцы. Погром найденных совершали сами или присылали к ним полицию… Такая же опасность грозила евреям, которым удалось убежать из гетто. Украинские националисты также доносили на те семьи (польские или украинские), которые, руководствуясь гуманными соображениями, предоставили евреям убежище в своём доме». (Э. Гросс, «Войско польское, а бандиты из УПА», Глогув, 2000).

Факты из периодического издания «На Рубеже»:
Новосёлка Коропецка, гмина Коропец. «1943 год. Польский еврей, укрывающийся в Новосёлке, житель этого села, был обнаружен украинским полицейским и застрелен. В это же время украинским шовинистом была застрелена 12-ти летняя Люся Мендел, племянница убитого…». (№4 (14), 1995).

Дубовая Карчма, повят Луцк: «В середине июня 1943 года у одного чеха по фамилии Гловачек пряталась еврейская семья. Во время работы в поле подошли бандеровцы и обстреляли их из винтовок. Один еврей был убит, остальные смогли убежать и спрятаться» (рассказ Геновефы Колцовской).

Подмихле, повят Калуш. «8 февраля 1944 года на дороге у моста через реку Бережничку в 15.00 были задержаны бандеровцами едущие на повозке работники лесопилки в Завое, проживающие в селе Подмихле. Пропали без вести: 1. Есеньска Агнешка, бухгалтер лесопилки (еврейка с польскими документами); 2. Каминьски Ян, начальник лесопилки (Гауснер, еврей с польскими документами); 3.Лемишка Ванда, бухгалтер с лесопилки (еврейка с польскими документами); 4. Старчевски Анджей (родился в 1911), работник лесопилки, солдат АК». (№29, 1998).

Брат последнего вспоминает: «Очередным происшествием, которое потрясло жителей, стало похищение с дороги возвращающихся на подводе четырёх человек, работников лесопилки в Завое… Бандеровцы после проверки документов у обоих мужчин отобрали у них документы, связали руки за спину и бросили их на подъезжающие из леса сани. Всех четверых забрали в лес. Пропали без вести». (Там же).

Майдан, гмина Янув Львовский. «В 1942 году местными бандеровцами-украинцами были убиты укрывающиеся евреи – жители Майдана: 1. Лахман Сенета, около 35 лет; 2. Лахман Лила, около 35 лет». (№46, 2000).

Теперь факты из цитированной работы Э. Гросса: «Одним из моих ровесников в моём населённом пункте на Подолье был еврей Аарон Парнесс. Когда немцы начали вывозить евреев в гетто, отец Аарона догадался, с Ю. Щудлуком и с его помощью построил в лесу укрытие. Конечно, щедро ему за это заплатил. Парнесс, его жена, сын и мать жили в лесном укрытии. Верили, что Щудлук сдержит слово и никому не скажет, где находится это укрытие. К сожалению, через какое-то время он послал бандеровцев на укрытие Парнессов. Конечно, их сразу убили.

На этой же (41) странице есть очередной пример: «В Поникве проживал некий Михал Кирык… Бандеровцы считали его за своего. Этот человек укрывал у себя еврейскую семью из трёх человек. Кто-то из его украинских соседей выследил, что он прячет у себя евреев, и донёс об этом бандеровцам. В дом Кирыка пришла бандеровская СБ, обыскала все помещения и евреев нашла. Кирыку предоставили выбор: или в их присутствии поотрубает евреям головы, или пойдёт с ними в лес, а это означало смерть в мучениях. Бандеровцы предупредили, что такой же смертью погибнут его жена и дочь. Но и, конечно, все евреи. И Кирык решился – поотрубал евреям головы».

«Село Медын, гмина Скорики. В 1942 году (точная дата не установлена) местные евреи, 6 человек, нашли убежище у местного грекокатолического священника. Укрывались в замаскированной яме в огороде под ульями в пасеке. К сожалению, кто-то обнаружил это укрытие, и несколько местных украинцев-бандеровцев пробовало их достать. Укрывающиеся там евреи смогли убежать, но украинские террористы начали поиски и через несколько дней выловили почти всех. Забрали их имущество и убили. Уцелел только один человек, который был свидетелем этого происшествия».

Несколько больше примеров существования «выявителей» находится в другой книге Э.Гросса, озаглавленной «Преступления Украинской Повстанческой Армии» (Глогув, 1999). Вот только два: «… Янкелы из нашего села… имели своё укрытие на краю леса. Однако кто-то их выдал и полиция забрала их в Броды. Это значит семью Янкела, потому что сам он спасся. Большая группа евреев из ближайших сёл также имела землянки в наших лесах. Однако кто-то их выследил и дал знать Ярошову из Литовиск, а он со своей бандой их убил…».

Не только поляки спасали евреев, случались обратные ситуации. Вот во время нападения на Гуциско Бродзко «стрельбу также услышали евреи, которые в овраге недалеко от родника имели своё укрытие. Был среди них Давид Стейнбах. Желая сориентироваться, что делается, кто стреляет и почему, евреи повыскакивали наверх. Наблюдали за окружающей средой и вслушивались в голоса, доносящиеся с другого конца леса. Вид убегающих людей сказал им всё. Нападение!
– Идите в наше укрытие! – позвали убегающих Пинкевичей. – Может, нас здесь не найдут.
Евреи, укрывающиеся в этой землянке, Пинкевичей хорошо знали. Не раз заходили к ним ночью просить еду, иногда только для того, чтобы тщательно вымыться. Следовательно, считали Пинкевичей за своих друзей. Теперь предоставили им укрытие в своей землянке».

«Вся молодёжь без исключения была вынуждена вступать в УПА. Была призвана в лес на несколько месяцев, где проходили учения. Именно эти обучающиеся в лесах, где только встречали евреев, убивали, специально выискивая их укрытия. Это было очень на руку Германии, но это был уже конец 1943 года». Эти слова написал Ян Цисек, комендант бережанского Округа АК.
В лесу бандеровцы сталкивались не только с укрывающимися евреями, но также с евреями, сражающимися с оружием в руках – в партизанских отрядах, в самообороне и, наконец, в легендарных кресовых полках и дивизиях АК. Евреев также защищали многочисленные тут роты Национальных Вооружённых Сил.

«В 27-й дивизии – пишет Йозеф Червиньски – также были представители других национальностей. Самую многочисленную группу составляли евреи. На территории действия дивизии и под её охраной всего находилось несколько сот человек еврейской национальности. Это были беглецы из гетто во Владимире, Ковеле и других населённых пунктов, спрятанные польскими семьями.

Часть многочисленной группы евреев, спрятанных дивизией, работала в мастерских на пользу партизанских отрядов. Производили сёдла для кавалерии, чинили обувь и т. п. Некоторые… были партизанами в отдельных ротах. В санитарной службе работало несколько врачей еврейской национальности, самоотверженно оказывающих помощь раненным партизанам. В нашей четвёртой роте возчиком был старший стрелок «Кос», а в более позднем периоде одним из солдат «Пипка» – Пётр Перелмутер (его называли «Пейпи»), который был ранен во время прорыва группировки «Гарды» через фронт на Припяти. К партизанам еврейской национальности относились так же, как ко всем другим, и оценивались сотоварищами в зависимости от их личных и боевых качеств. Подавляющее большинство евреев, находящихся на территории действий 27-й дивизии, уцелело. В апреле 1944 года, после вступления на эти территории частей Советской Армии, еврейское население перешло за Тур, в освобождённые населённые пункты, только единицы по-прежнему остались в дивизии». («Из волынских лесов на берлинский тракт», Варшава, 1985).

Продолжение следует...
Tags: Преступления ОУН и УПА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments