szturman (szturman) wrote,
szturman
szturman

Categories:

Отца первого польского космонавта убил бандеровец

Несмотря на своеобразное описание "польско-украинского конфликта" "Газетой Выборчей", даже в ней встречаются материалы про преступления УПА.

Поляк с «Союза». (Фрагмент беседы с генералом Мирославом Гермашевским).


Fot. Tadeusz Zagoździński i PAP/CAF


...Ещё перед стартом в космос Главное Политическое Управление (Główny Zarząd Polityczny – GZP) Польской Армии исправило его биографию. В телевизионных передачах и газетных статьях сообщали, что его отец был убит фашистами.

- Отца убил украинский националист. Впрочем, не только его. Наша семья жила на Волыни, в селении Липники над Случем. Отдельное хозяйство занимал дедушка, свои хозяйства были у семьи моего отца и его братьев. Когда на Волыни начались массовые убийства поляков членами УПА, дедушка успокаивал семью, что в Липниках все находятся в безопасности, так как с соседями украинцами мы с давних пор жили в большом согласии. В ночь с 25 на 26 марта 1943 года уповцы при содействии некоторых местных окружили Липники, подожгли польские усадьбы и с невообразимой жестокостью убили 182 поляка. Из семьи Гермашевских и семьи Белявских моей мамы в ту ночь погибло 19 человек.

Едва не погиб и я. Мне было полтора года. Когда началась резня, отец велел маме взять с собой ребёнка и убегать в ночь, а сам с винтовкой побежал защищать село. Маму догнал один из бандитов и выстрелил с близкого расстояния, целясь в голову. Пуля соскользнула по черепу, мама без сознания упала на поле. Её так оставили. Я покатился в замёрзшую борозду.
Когда пришла в сознание, была в шоке. Забыла обо мне, добралась до соседнего села. Там знакомые украинки перевязали её, накормили и спрятали. Когда сообразила, что потеряла ребёнка, её не пустили. Было слишком опасно.
Утром меня в поле отыскал отец. Подоил заблудившуюся корову, на пепелище искупал меня в тёплом молоке. Так меня спас. Сбежали в соседнее село.

Летом отец с двумя братьями мамы поехал в родовое владение, чтобы накосить немного сена. Из пшеничного поля в него выстрелил уповец. Попал в сердце. Мы стали наполовину сиротами.
Мать с семью детьми убежала в повятный (районный – прим. szturman) городок. Прозябали там два года. От голода нас спас ксёндз Россовский (Rossowski), который приютил нас в доме приходского священника.

Во время полёта была организована радиобеседа с мамой. Когда сказала, что я герой, прервал её и поправил: Мама, это ты герой.
Тот разговор был выпущен один единственный раз. Потом, когда кто-то в ГПУ (GZP) сообразил, о чём в нём идёт речь, этот фрагмент всегда вырезали...

Polak z Sojuza (В центре страницы).

Перевод на русский язык - szturman.


Tags: Взгляд из Польши, Память о жертвах укр. националистов, Преступления ОУН и УПА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments